ТРЕВОГА


ТРЕВОГА
– аффективное состояние, вызванное какой-либо опасностью, и эмоциональная реакция на нее.

   В психоаналитической литературе чаще всего в качестве равнозначных используются два понятия – «страх» и «тревога». В текстах З. Фрейда фигурирует термин Angst, который обычно переводится на русский язык как «страх». В англоязычной литературе используется термин anxiety, переводимый на русский язык как «тревога». Отсюда проистекает терминологическая неопределенность, когда подчас одно и то же психическое состояние или эмоциональная реакция человека описываются то словом «страх», то термином «тревога».

   В работах З. Фрейда находит отражение различное понимание страха. Помимо того, что он различал реальный и невротический страх, речь шла у него о различном толковании природы и источников страха. Так, в работе «Торможение, симптом и страх» (1926) основатель психоанализа подчеркнул, что ранее полагал, будто страх в каждом случае возникает автоматически, в то время как позднее начал рассматривать страх в качестве «преднамеренного сигнала со стороны Я». Некоторые психоаналитики полагают, что в случае спонтанной, автоматической реакции организма на травматическую ситуацию следует говорить о страхе, а преднамеренный сигнал со стороны Я рассматривать в качестве тревоги.

   В русскоязычной психоаналитической литературе не проводится, как правило, различий между страхом и тревогой. Наличие обоих понятий предопределяется не содержанием описываемых процессов, а привычным восприятием терминологии зарубежных работ. В частности, в англоязычных изданиях чаще всего используются такие понятия, как «тревога», «тревожность», в то время как в немецкоязычных и франкоязычных говорится о страхе.

   Среди психоаналитиков предпринимались попытки провести содержательные различия между страхом и тревогой. Так, в работе К. Хорни (1885–1952) «Невротическая личность нашего времени» (1937) подчеркивалось, что хотя оба термина описывают родственные явления, тем не менее между «страхом» и «тревогой» есть различие: «страх является реакцией, сообразной наличной опасности, в то время как тревога является несоразмерной реакцией на опасность или даже реакцией на воображаемую опасность». Такое различение страха и тревоги воспроизводило, по сути дела, размышления З. Фрейда, выраженные им «В новом цикле лекций по введению в психоанализ» (1933), где рассматривалось различие между реальным и невротическим страхом.

   В подобном разграничении страха и тревоги имеется один недостаток, связанный с тем, что вывод о том, пропорциональна ли реакция человека, зависит от уровня познания, достигнутого в данной культуре. Обратив внимание на этот недостаток, К. Хорни внесла изменение в определение рассматриваемых феноменов. По ее мнению, страх и тревога являются адекватными реакциями на опасность, но в случае страха опасность очевидна, объективна, а в случае тревоги она скрыта, субъективна. Словом, «интенсивность тревоги пропорциональна тому смыслу, который для данного человека имеет данная ситуация».

   Практическое значение введенного К. Хорни различия между страхом и тревогой состоит в том, что попытка убедить невротика в необоснованности его тревоги бесполезна, поскольку эта тревога связана не с ситуацией, имеющей место в реальности, а с тем, как она ему представляется. Поэтому терапевтической задачей становится выявление того смысла, который имеет для невротика определенная ситуация.

   С точки зрения К. Хорни, в западной культуре имеются четыре способа избежать тревоги: ее рационализация; ее отрицание; попытка заглушить ее наркотиками; избегание побуждений, чувств, мыслей или ситуаций, вызывающих ее. Рационализация – наилучший способ оправдания своего уклонения от ответственности, состоящий в «превращении тревоги в рациональный страх». Отрицание тревоги – избежание ее путем устранения из сознания. Наркотизация – использование алкоголя и наркотиков, а также погружение в социальную деятельность под влиянием страха одиночества, заглушение тревоги в работе, чрезмерная потребность во сне, сексуальная активность. Избегание – отрицание всего того, что может вызвать тревогу, связанное с внутренними запретами, проявляющимися в истерической слепоте, импотенции, фригидности.

   З. Фрейд полагал, что страх включает в себя физиологические основания, его специфическим источником является сексуальность и он порождается в раннем детстве. В отличие от этих представлений К. Хорни исходила из следующих положений: «тревога возникает не столько из-за страха перед нашими влечениями, сколько из-за страха перед нашими вытесненными влечениями»; специфический источник тревоги лежит не в сексуальности, а во враждебности, в «вытесненных враждебных влечениях»; «тревожность как целое не является инфантильной реакцией» и предстает в человеке не как повторение прошлого, а как развитие, характеризующееся непрерывной цепью реакций, начиная с ранней тревожности до ее взрослых особенностей.

   Развитие представлений о тревоге нашло отражение в работе К. Хорни «Новые пути в психоанализе» (1939). В ней были сформулированы такие положения. Во-первых, в отличие от страха тревожность характеризуется расплывчатостью и неопределенностью, и, если даже имеется конкретная опасность, как при землетрясении, тем не менее «тревожность связана с ужасом перед неизвестным». Во-вторых, тревога вызывается такой опасностью, которая «угрожает самой сущности или ядру личности». В-третьих, в противоположность страху тревога связана с чувством беспомощности перед надвигающейся опасностью.

   К. Хорни различала два типа тревожности: базальную, возникающую в ответ на потенциальную опасность, и ярко выраженную, связанную с ответом на явно выраженную опасность. Базальная тревожность – невротическое явление, возникающее в результате конфликта между существующей зависимостью от родителей и бунтом против них. В более общем плане базальная тревожность означает чувства внутренней слабости и беспомощности по отношению к миру, воспринимаемому как потенциально враждебный и опасный.

   На необходимости различать страхи и тревоги настаивали и другие психоаналитики, в частности, Э. Эриксон (1902–1904). В работе «Детство и общество» (1950) он провел следующее различие между ними: страхи – это состояния опасения, сосредоточенного на изолированных и могущих быть узнанными угрозах, так что их можно трезво оценить и реалистически противостоять им; тревоги – «диффузные состояния напряжения» (возникающего в результате нарушения либидозного и агрессивного контроля), которое преувеличивает опасность и даже вызывает иллюзию внешней угрозы, не указывая на подходящие пути защиты или овладения. По мнению Э. Эриксона, не боязнь опасности, а страх перед состоянием бесцельной тревоги толкает человека на нелогичное действие, неразумное бегство или безрассудное отрицание опасности. «Когда нам угрожает такая тревога, мы либо преувеличиваем опасность, бояться которой нет никаких причин, либо игнорируем угрозу, опасаться которой есть все основания».

   С точки зрения Э. Эриксона, в детстве страх и тревога настолько близки друг другу, что они просто неразличимы, поскольку ребенок не обладает способностью разграничения внутренних и внешних, реальных и воображаемых опасностей. Ребенок вправе развить тревогу, когда чего-то боится, точно так же как он вправе иметь детские страхи, пока не разовьет рассудительность. Обычно некоторые опасения ребенка называют страхами, хотя те же самые опасения взрослого причисляют к тревогам, поскольку они продолжают у него существовать в резком контрасте со способностью оценивать опасность. Инфантильные страхи являются предшественниками многих иррациональных тревог. «Быть способным сознавать и обуздывать наш страх, не поддаваясь тревоге и даже вопреки ей, чтобы соблюсти точную меру и сохранить предостережение против всего, чего должен бояться человек, – вот необходимое условие для трезвого, рассудительного расположения духа».

   Различие между страхом и тревогой имело место также в исследованиях Р. Мэя (р. 1909–1904). Он исходил из того, что страх является следствием угрозы потерять блага жизни, в то время как тревога представляет собой угрозу утраты смысла существования. Если страх не угрожает ядру личности, то тревога наносит удар по основанию ее психической структуры, на которой строится понимание человеком самого себя, других людей, окружающего мира. По мнению Р. Мэя, невро-тична не сама тревога, а попытка ее избежать. Невротик бежит от «базисной тревоги», но в результате этого начинает испытывать тревогу там, где нормальный человек испытывает лишь страх, осознает конкретные опасности и находит в себе силы противостоять им.

   Задача аналитической терапии – тщательная проработка последствий тревожности пациента с целью ее ослабления и устранения невротических наклонностей, обусловивших его специфическое отношение к себе и другим людям.


   
* * *
— личностно напрягающее, иногда личностно травмирующее, порой личностно разрушающее эмоциональное состояние субъекта, оказавшегося в обстоятельствах, оцениваемых им как неопределенно угрожающие и формирующие у него представление о возможных негативных для него последствиях в ближайшем или отдаленном будущем. Если сравнивать тревогу с достаточно родственным ей эмоциональным состоянием — страхом, то, в отличие от него как реакции на реально существующую конкретную опасность, тревога, как правило, не обусловлена непосредственной, по сути дела, объективной угрозой, а связана с субъективным ощущением возможности ее появления и острым переживанием по поводу тех сложностей, которые помешают справиться с ней и ее избежать.

Как отмечает К. Хорни, говоря о различиях между тревожностью и тревогой, с одной стороны, и страхом, с другой, «во-первых, тревожность, как и страх, является эмоциональной реакцией на опасность. В отличие от страха тревожность характеризуется, прежде всего, расплывчатостью и неопределенностью. Даже если имеется конкретная опасность, как при землетрясении, тревожность связана с ужасом перед неизвестным. То же самое качество присутствует в невротической тревоге, независимо от того, является ли опасность неопределенной или же она воплощена в чем-то конкретном, например, в страхе высоты. Во-вторых, тревога, ... вызывается такой опасностью, которая угрожает самой сущности или ядру личности. Так как различные индивиды считают своими жизненно важными ценностями совершенно разные вещи, можно обнаружить самые разнообразные вариации и в том, что они переживают как смертельную угрозу. Хотя определенные ценности чуть ли не повсеместно воспринимаются как жизненно важные, например, жизнь, свобода, дети, — однако лишь от условий жизни данного человека и от структуры его личности зависит, что станет для него высшей ценностью: тело, собственность, репутация, убеждения, работа, любовные отношения. ... В-третьих, ... тревога, в противоположность страху, характеризуется чувством беспомощности перед надвигающейся опасностью. Беспомощность может быть обусловлена внешними факторами, как в случае землетрясения, или внутренними, такими как слабость, трусость, безинициативность. Таким образом, одна и та же ситуация может вызывать либо страх, либо тревогу, в зависимости от способности или готовности индивида бороться с опасностью»1.

Наиболее детально, как в концептуальном, так и в практическом плане, тревога и тревожность изучались в рамках классического психоанализа, а также социокультурной теории личности К. Хорни. Изначально З. Фрейд рассматривал тревогу как однозначно негативное, патологическое явление, являющееся следствием невротической блокировки разрядки энергии либидо. Однако впоследствии, «...он пересмотрел свою теорию и пришел к выводу: тревога является функцией эго и назначение ее состоит в том, чтобы предупреждать человека о надвигающейся угрозе, которую надо встретить или избежать. Тревога как таковая дает возможность личности реагировать в угрожающих ситуациях адекватным способом». (Заметим, что критикуя З. Фрейда, в частности, обвиняя его в механистичности подхода, К. Хорни почему-то аппелирует именно к его раннему пониманию природы и сущности тревоги). Совершенно очевидно, что в данной трактовке тревога выступает в качестве защитного механизма не только полезного, но и необходимого для обеспечения как психологической, так и физической целостности индивида. Причем, в отличие от специфических психологических защит, данный механизм является универсальным и начинает формироваться уже в момент появления ребенка на свет: «Так как младенцы не способны контролировать свой новый мир, их переполняет диффузное чувство надвигающейся опасности. Эта ситуация вызывает травмирующее состояние, известное как первичная тревога, примером которой может служить сам процесс рождения. С точки зрения Фрейда, переживание биологического отъединения от матери является травмирующим, и поэтому последующие стадии разъединения (например, ребенок остается один; он покинут в темноте или обнаружил незнакомого человека там, где ожидал найти мать) вызывают реакцию сильной тревоги»2.

В отличие от З. Фрейда, К. Хорни не считала тревогу ни универсальным, ни полезным свойством психики. С ее точки зрения, сама по себе ситуация рождения не является однозначно травматичной. При полноценном контакте с матерью ребенок с самых первых дней жизни будет воспринимать мир как вполне комфортный и безопасный (в этой части взгляды К. Хорни близки к пердставлениям о первой стадии психосоциального развития Э. Эриксона). В идеале при сохранении позитивных отношений с родителями формируется личность, которой тревога в принципе не свойственна. Если же имеет место материнская депривация в той или иной форме, то у ребенка формируется так называемая базальная тревожность — устойчивое переживание чувства беспомощности в потенциально враждебном мире. По мнению К. Хорни, «концепция базальной тревоги является более объемлющей, чем концепция “актуального” страха (страха перед внешним наказанием за попытку следовать инстинктивным влечениям — В. И., М. К.) Фрейда. Она утверждает, что окружающая среда вообще страшна, потому что воспринимается как ненадежная, лживая, непонятная, несправедливая, нечестная, завистливая и беспощадная. Соответственно этой концепции, ребенок страшится наказания или покинутости не только вследствие запретных влечений, но воспринимает окружающую среду как угрозу для всего своего развития и для своих вполне законных желаний и стремлений. Он опасается, что его индивидуальность будет уничтожена, свобода отнята, счастье нарушено. В отличие от страха кастрации, данный страх не является фантазией (заметим, что вообще-то страх кастрации, если не воспринимать его совершенно буквально, также далеко не всегда является фантазией — В. И., М. К.), он основан на реальности. Окружающая среда, в которой развивается базальная тревога, лишает ребенка права свободно распоряжаться своей энергией, подрывает его самооценку и уверенность в себе, угрозы и изоляция вселяют в него чувство страха, его экспансивность деформируется вследствие жестокости, подчинения стандартам или сверхопекающей “любви”»1. При том, что взгляды К. Хорни на природу тревоги (как и многие другие ее взгляды) представляются несколько умозрительными и чересчур категоричными, ее соображения о внешних детерминантах тревоги и тревожности безусловно основательны.

Если же вернуться к трактовке тревожности в рамках классического психоанализа, то необходимо отметить, что в зависимости от источника реальной или воображаемой угрозы для эго (внешняя среда, ид, суперэго) различают три вида тревоги: реалистическую, невротическую и моральную.

Под реалистической тревогой понимается «эмоциональный ответ на угрозу и/или понимание опасностей внешнего мира... Она в основном является синонимом страха и может ослаблять способность человека эффективно справляться с источником опасности. Реалистическая тревога стихает, как только исчезает сама угроза. В целом, реалистическая тревога помогает обеспечить самосохранение»2. Заметим, что для реалистической тревоги, в отличие от страха, характерна достаточно высокая степень неопределенности. Так, если накануне экзамена плохо подготовленный студент совершенно определенно и обоснованно боится «провала», то студент, тщательно подготовившийся, более того, в принципе уверенный в успехе, тем не менее также может испытывать напряжение и дискомфорт, обусловленные тревогой, связанной с предстоящим экзаменом. При этом он, как правило, оказывается не в состоянии дать сколько-нибудь конкретный ответ на вопрос, что именно его беспокоит.

Невротическая тревога представляет собой «эмоциональный ответ на опасность того, что неприемлемые импульсы со стороны ид станут осознанными. ... Она обусловлена боязнью, что эго окажется неспособным контролировать инстинктивные побуждения, особенно сексуальные и агрессивные. Тревога в данном случае проистекает из страха, что когда ты сделаешь что-то ужасное, это повлечет за собой тяжелые последствия.

Так, например, маленький ребенок быстро усваивает, что активная разрядка его побуждений либидо или деструктивных стремлений будет чревата угрозой наказания со стороны родителей или других социальных фигур (актуальный страх — В. И., М. К.)»1. Необходимо понимать, что сама по себе невротическая тревога ни в коей мере не является ни синонимом, ни первопричиной невроза. Более того, патологическим явлением, наблюдающимся у особо опасных психопатов и социопатов, является ее отсутсвие. Другое дело, что у невротиков данный вид тревоги становится доминирующим, преобретая отчетливо неадекватные формы, что в крайних своих проявлениях может привести к блокированию практически любой личностной активности.

Моральная тревога представляет собой эмоциональный ответ на угрозу наказания со стороны суперэго: «Моральная тревога возникает всегда, когда ид стремится к активному выражению безнравственных мыслей или действий, и суперэго отвечает на это чувством вины, стыда или самообвинения. Моральная тревога происходит от объективного страха родительского наказания за какие-то поступки или действия..., которые нарушают перфекционистские требования суперэго. Суперэго направляет поведение в русло действий, вписывающихся в моральный кодекс индивидуума. Последующее развитие суперэго ведет к моральной тревоге, которая возникает в связи с угрозой исключения из группы сверстников из-за неприемлимых установок или действий»2. Из всех рассмотренных видов тревоги именно этот является наиболее иррациональным и деструктивным. Это обусловлено, прежде всего, тем, что, даже если родители, формулируя требования морально-нравственного порядка, предъявляемые ребенку, аппелируют к тем или иным мировым религиям, философским системам и т. п., на практике они навязывают ему даже не собственное субъективное восприятие этих религиозных и философских концепций, а подсознательно усвоенные в детстве перфекционистские требования суперэго своих родителей. По сути дела, таким образом передаются из поколения в поколение наиболее архаичные стереотипы, берущие свое начало в далеком прошлом и направленные на тотальное подавление личности. Не случайно именно моральную тревогу широко используют в своих целях политики крайне консервативного и традиционалистского толка, а вульгарным и ханжеским морализаторством прикрывались самые отвратительные преступления в истории человечества. Особо следует отметить крайнюю разрушительность моральной тревоги в личностном плане. В своих поздних исследованиях З. Фрейд показал, «...что тревога, берущая свое начало из суперэго, в конечном счете, вырастает в страх смерти и ожидания грядущего возмездия за прошлые или настоящие грехи»3. Вполне понятно, что такого рода тревога несет совершенно реальную угрозу не только психическому, но и физическому здоровью индивида, существенно повышая риск серьезных психосоматических заболеваний.

Понятно, что в социально-психологическом смысле тревога возникает, прежде всего, в сфере межличностных отношений, в более широком плане — в сфере любой социальной активности. В связи с предположением личности, что подобная активность окажется по своим последствиям неуспешной, тревога нередко болезненно переживается как чувство психологической незащищенности, уязвимости и бессилия, как кажется индивиду, перед абсолютно неподвластными ему внешними обстоятельствами. Нередко тревога оказывается деструктивным фактором, разрушающе влияющем на конструктивную и последовательную реализацию деятельностных задач, фактором, порождающим развитие различных психопатологических комплексов и формирование всевозможных фобий. В то же время тревога в связи с тем, что появление чувства адекватной, если так можно выразиться, «интуитивной тревоги» служит своеобразным предупреждением личности о вполне возможной опасности и угрозе, во многом выполняет по существу мобилизующую личностные ресурсы функцию, запуская защитную активность индивида, позволяющую ему заблаговременно подготовиться к адекватному отражению социальной «атаки» извне. Следует остановиться еще на одном моменте. Помимо тревоги как содержательно самоценного в психологическом плане эмоционального состояния, в современной психологической науке рассматривается и такое понятие, как «тревожность», обозначающее один из основных, базовых показателей индивидуальных различий. При этом, как правило, подчеркиваются принципиальные различия между ситуативной тревожностью и тревожностью как одной из стержневых личностных характеристик.

Для практического социального психолога такие показатели, как тревога и личностная тревожность конкретных членов курируемых им группы или организации, являются необходимой информацией и для того, чтобы психологически грамотно планировать коррекционно-поддерживающую работу, и для того, чтобы в процессе реализации этой работы учитывать ее рубежные и итоговые результаты.


* * *
– отрицательное эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях неопределенной опасности и проявляющееся в ожидании неблагополучного развития событий. В отличие от страха как реакции на конкретную угрозу, Т. представляет собой генерализованный, диффузный или беспредметный страх. У человека Т. обычно связана с ожиданием неудач в социальном взаимодействии и часто бывает обусловлена неосознаваемостью источника опасности. Функционально Т. не только предупреждает субъекта о возможной опасности, но и побуждает к поиску и конкретизации этой опасности, к активному исследованию окружающей действительности с установкой определить угрожающий предмет. В эмпирических исследованиях различают Т. ситуативную, характеризующую состояние индивида в данный момент, и Т. как черту личности (тревожность) – повышенную склонность испытывать Т. по поводу реальных или воображаемых опасностей. Т. ослабляется с помощью защитных механизмов – вытеснения, замещения, рационализации, проекции и др.


* * *
- чувство внутренней напряженности, связанное с ожиданием угрожающих событий (тревога чаще не проецируется во вне - тревога за свое здоровье, за работу, за правильное выполнение действий и т. д.).


* * *
(слово известно, кроме восточнославянск., лишь в польском яз. Предположительно, от «тре», что и «трезвон», первоначально, - «звон в три колокола») - 1. эмоциональное состояние, характеризующееся ощущением внутреннего напряжения, дурными, мрачными предчувствиями, «внутренней тряской» и двигательным беспокойством, суетливым поведением и пугливостью, а также усилением склонности к развитию страха. В состоянии клинически зачимой тревоги наблюдаются также расстройство концентрации внимания, мышечное напряжение, нарушение сна и вегетативной регуляции («внутри напряжение», «ком в горле» и т.п.). Тревога свойственна и большинству нормальных людей, но в отличие от патологической, она играет позитивную роль, так как повышает уровень бдительности, осторожности, готовности встретить возможную или ещё неясно осознаваемую опасность, но главное, она не нарушает адаптивное поведение и процессы социализации. Принято считать, что тревога отличается от страха своей «беспредметностью», то есть тем, что она не имеет определённого источника опасности и ставит индивида в такую ситуацию, из которой он не видит сколько-нибудь рационального выхода. Из-за этого экспрессивные действия явно преобладают в тревоге над инструментальными действиями, так как пациент теряется, он не знает, что ему следует делать. Проблема дефиниций состоит здесь в том, что индивид в состоянии тревоги часто связывает её в своём представлении с какими-то конкретными обстоятельствами, которых, пусть случайных, но всегда находится в изобилии, а вместе с тем индивиды, испытывающие «страх», в свою очередь, далеко не всегда могут точно определить, чего, собственно, они боятся. Важным аспектом тревоги является страх воображаемой, надуманной опасности, которая представляется пациенту порой почти реальной или даже неизбежной, другими словами, тенденция тревожного индивида принимать свои болезненные фантазии за действительность, то есть готовность к нарушению самоосознавания; 2. в психоанализе - в дополнение к сказанному в п. 1. предполагается, что тревога выполняет роль сигнала внутренней угрозы, то есть опасности того, что неприемлемое для индивида бессознательное желание может быть реализовано и это способно нанести ущерб его психике – это вторичная, сигнальная тревога. Под первичной понимается тревога, сопровождающая распад Я, она проявляется, в частности, кошмарами. У З.Фрейда было три теории тревоги. Согласно первой, тревога представляет собой вытесненное либидо; вторая теория рассматривала тревогу как повторное переживание рождения, а третья теория, именно она рассматривается как основная, указывает на существование двух видов тревоги: первичной и сигнальной, каждая из которых является ответом Эго на возрастание инстинктного или эмоционального напряжения; 4. в экзистенциальной теории – эмоциональное состояние, сопровождающее осознание бессмысленности, несовершенства и изначальной хаотичности мира, в котором человек существует; 5. существует точка зрения, согласно которой тревога возникает в ситуации амбивалентности, то есть столкновения двух противоположных тенденций, ни одна из которых не имеет преимущества над другой (Массерман, 1955); 6. К.Изард рассматривает тревогу как сложный эмоциональный паттерн, включающий (по мере убывания степени выраженности его составляющих) такие эмоции, как страх, интерес, чувство вины, отвращение, смущение, гнев, удивление и радость; 7. некоторые исследователи отождествляют тревогу и удивление, находя различие между ними, в основном, в том, что при удивлении внимание сосредоточено на причине возникновения некоего явления, а при тревоге – на его последствиях; 8. в психопатологии – эмоциональное состояние с преобладанием беспредметного ощущения приближения какого- то неминуемого несчастья, надвигающейся и фатальной катастрофы. При этом пациенты ощущают состояние усиливающегося аффективного напряжения и возрастающей растерянности. Патологическая тревога характеризует состояния тревожного и тревожно-депрессивного расстройства настроения, часто сопровождается навязчивыми явлениями, паническими атаками, а нередко и тревожными раптусами. Весьма часто тревога встречается у пациентов в детском возрасте, особенно если высока вероятность утраты пока ещё немногих объектов привязанности (в основном, родителей), и после 50-60 лет, когда, возможно, всё более очевидной становится угроза надвигающейся смерти. Пожилых пациентов страшит, скорее всего, не физическая смерть сама по себе (многие верующие люди, напротив, связывают с потусторонним миром свои надежды), а то, что с нею навсегда и окончательно рвутся все привязанности человека к этому миру. Синонимы: Треволнение, Беспредметный страх, Свободноплавающий страх.


* * *
Чувство сильного волнения, беспокойства. Обычно возникает при ожидании возможных нежелательных событий, но нередко проявляется без конкретного внешнего повода (немотивированная тревога). Может быть устойчивой характерологической чертой или преходящим состоянием. Возможное проявления невроза, психозов, эпилепсии.


* * *

эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях неопределенной опасности, и проявляющееся в ожидании неблагополучного развития событий. В эмпирических исследованиях различают Т. ситуативную, характеризующую состояние индивида в данный момент, и Т. как черту личности (тревожность) – повышенную склонность испытывать Т. по поводу реальных или воображаемых опасностей. Т. ослабляется с помощью защитных механизмов – вытеснения, замещения, рационализации, проекции и др.


Энциклопедический словарь по психологии и педагогике. 2013.

Синонимы:

Антонимы:

Смотреть что такое "ТРЕВОГА" в других словарях:

  • тревога — Болезненное по своей природе дополнение к субъективно неприятному эмоциональному состоянию страха или других предчувствий, направленных в будущее, при отсутствии какой либо ощутимой угрозы или опасности или полном отсутствии связи этих факторов с …   Большая психологическая энциклопедия

  • ТРЕВОГА — ТРЕВОГА, тревоги, жен. 1. только ед. Беспокойство, сильное душевное волнение, смятение (обычно в ожидании опасности, чего нибудь неизвестного). «Собрался честной народ, всё село в тревоге.» Некрасов. «С детства влекла меня сердца тревога.»… …   Толковый словарь Ушакова

  • тревога — Беспокойство, волнение, забота, смута, смятение, переполох, потрясение, ера лаш, кутерьма, пертурбация, суматоха. Фальшивая тревога. Житейские треволнения. .. Ср …   Словарь синонимов

  • ТРЕВОГА — (General quarters, alarm) сигнал для вызова личного состава на места по боевому расписанию. На кораблях ВМФ тревога играется лишь в следующих случаях: а) для боевых надобностей и для производства стрельбы; б) при авариях, т. е. при фактических… …   Морской словарь

  • Тревога — 1) комплекс мероприятий, проводимых для действий в чрезвычайных обстоятельствах. Т. подразделяется на боевые и учебные, предусматривается объявление воздушной, пожарной, химической тревоги. На кораблях (судах), кроме того, установлены аварийная… …   Словарь черезвычайных ситуаций

  • тревога — безумная (Надсон, Фет); глубокая (Блок); жуткая (Башкин); мучительная (Боровиковский); мятежная (П.Я., Фофанов); смутная (Кипен, Олигер, Фофанов); суетливая (Надсон) Эпитеты литературной русской речи. М: Поставщик двора Его Величества… …   Словарь эпитетов

  • тревога —     ТРЕВОГА, испуг, паника, переполох, смятение, устар. всполох     ВСТРЕВОЖЕННЫЙ, беспокойный, взволнованный, неспокойный, обеспокоенный, смятенный, тревожный, разг. растревоженный     сов. ПОТРЕВОЖИТЬ, сов. побеспокоить, сов. растревожить, разг …   Словарь-тезаурус синонимов русской речи

  • Тревога — отрицательные эмоциональные переживания, обусловленные ожиданием чего то опасного, имеющие диффузный характер, не связанные с конкретными событиями. При наличии тревоги на физиологическом уровне фиксируются учащение дыхания, усиление сердцебиения …   Психологический словарь

  • ТРЕВОГА — ТРЕВОГА, и, жен. 1. Беспокойство, волнение (обычно в ожидании опасности или чего н. неизвестного). Охватила т. Быть в тревоге. Постоянная т. за детей. 2. Шум, переполох, суматоха. В доме поднялась т. На улицах шум, т. 3. Сигнал об опасности, а… …   Толковый словарь Ожегова

  • тревога — Предупреждение о наличии опасности либо угрозы для жизни, имущества или окружающей среды. [ГОСТ Р 50775 95] [МЭК 839 1 1 88] Тематики системы охраны и безопасности …   Справочник технического переводчика

Книги

  • Тревога, Ричи Достян. Книга составлена из уже известных читателю повестей: "Два человека", "Тревога", "Кинто", "Руслан и Кутя" и других. Разные по времени и месту действия, они пронизаны глубокой заботой о… Подробнее  Купить за 340 руб
  • Тревога, Борис Жилин. В новую книгу астраханского писателя Б. Жилина, известного читателям по романам "Шутиха" и "Настежь дверь", вошли две повести. Первая, получившая название "Язва", построена на остром… Подробнее  Купить за 340 руб
  • Тревога, Ричи Достян. В этой книге пять повестей. Разные по жизненному материалу и тональности своей, все они проникнуты глубокой заботой о судьбах человеческих. Эта книга размышлений онравственном мире нашего… Подробнее  Купить за 210 руб
Другие книги по запросу «ТРЕВОГА» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

We are using cookies for the best presentation of our site. Continuing to use this site, you agree with this.